Fungus from Yuggoth (yuggoth_fungus) wrote in ru_transhumans,
Fungus from Yuggoth
yuggoth_fungus
ru_transhumans

Categories:

Как стать непризнанным “гением”

Книга “Как стать гением” (Альтшуллер, Верткин) пользуется довольно широкой известностью в узких кругах наших соотечественников, претендующих на ведущую, даже мессианскую роль в грядущей технологической сингулярности и тому подобных великих событиях, предсказанных футурологами. Они регулярно приводят её в пример как руководство для жизни; посмотрим, чему же на самом деле можно научиться в этой библии людей, страдающих манией величия.

Надо сказать, что ключевой автор определённо знает, о чём пишет, в том смысле, что у него есть некоторый личный опыт превращения в гения, по крайней мере в глазах самого себя и/или не слишком многочисленных преданных последователей. Книга высказывается на этот счёт вполне определённо: “Дарвин, Менделеев, Альтшуллер, Дьяков, Хирасава - авторы Великих Открытий”. Возможно, вы спросите, что это за люди стоят здесь в одном ряду с Менделеевым и Дарвином? “Великое Открытие” Хирасавы, например, заключается в том, что “все сведения о физическом и психическом состоянии человека можно прочесть по его подошвам”; должно быть, только крайняя косность медицинского сообщества может объяснить тот факт, что до сих пор чтение подошв не заменило полностью все прочие виды диагностики.

Генрих Альтшуллер же (известный также как писатель-фантаст Генрих Альтов) проанализировал “большой массив патентной информации” и в результате открыл целую новую науку - “науку о закономерностях развития технических систем” под названием “теория решения изобретательских задач” (ТРИЗ). Эта наука якобы содержит “объективные законы развития техники” и позволяет предсказывать будущее развитие технических систем. Более того, “в силу единства окружающего мира” принципы этой науки применимы не только в технике, но и во всех других областях деятельности. С её помощью творчество превращается в “точную науку”, она позволяет заниматься изобретательством, следуя пошаговому алгоритму. Благодаря ней “научиться решать творческие задачи сегодня может каждый”. И именно в этой науке можно наконец найти избавление от порочного метода проб и ошибок, этого “идола творческого труда”, “злейшего и ужаснейшего врага человечества”, “из-за самого существования которого человечество тысячелетиями систематически недосчитывается миллионов жизней”. В общем, похоже, речь идёт о предмете никак не менее важном, чем Философский Камень или Святой Грааль.

Если верить авторам книги, это гениальнейшее открытие уже давно получило всеобщее признание: “практически весь инженерный мир признал работоспособность ТРИЗ”. На практике, впрочем, и через 20 лет после опубликования этих слов ТРИЗ остаётся лишь одной из методик креативного мышления, и не самой популярной среди них. Вероятно, если бы ТРИЗ действительно давала те преимущества, которые обещают её создатели, она бы уже использовалась куда шире. Есть мнение, что на самом деле эта концепция вообще имеет признаки лженауки и по своей практической полезности сопоставима с астрологией.

Однако описанию ТРИЗ посвящены другие книги; данный же труд решает уже иную задачу. Оказывается, уникальность изобретённой Альтшуллером науки состоит ещё и в том, что для её успешного применения необходимы не только знания и практические навыки, но ещё и особое воспитание. Ибо наука эта, имея “хорошо разработанный аппарат парадоксальной логики”, порождает неожиданные, “дикие” идеи, и не каждый осмелится эти идеи принять, не говоря уже о том, чтобы долгие годы бороться за их внедрение, несмотря на всё противодействие окружающих. Столкнувшись с этой проблемой, Альтшуллер, проанализировав на сей раз уже не патенты, но биографии множества выдающихся личностей, приступил к созданию ещё одной новой науки - “теории развития творческой личности” (ТРТЛ). Именно ей-то и посвящена книга под скромным названием “Как стать гением”.

В значительной мере книга состоит непосредственно из выдержек из биографий разного рода действительно выдающихся людей (не только учёных, но и, например, полярников-первопроходцев), в том числе описаний трудностей и трагических обстоятельств, через которые им пришлось пройти, поэтому местами читать её довольно занимательно. Все эти жизнеописания приводятся в качестве примеров, иллюстрирующих предлагаемую авторами “жизненную стратегию творческой личности” (ЖСТЛ). Стратегия эта излагается наподобие шахматной партии, в виде последовательности ходов и контрходов, из которой можно сделать вывод, что жизнь “творческой личности” главным образом состоит из бесконечной борьбы против противодействующих ей “внешних обстоятельств”.

Начинается стратегия с постановки “Великой Достойной Цели” (надо сказать, что авторы вообще очень любят слово “великое” и Заглавные Буквы). У этой цели есть ряд достаточно рациональных свойств (новизна или недостигнутость, общественная полезность, конкретность, но не чрезмерная узость). Но вместе с тем она, по мысли авторов, должна обладать и более проблематичными качествами, которые они порой не могут даже рационально обосновать, а просто предлагают принять на веру.

Во-первых, цель эта должна быть такой, чтобы её можно было назвать “эквивалентом собственной жизни”, её масштаб должен соответствовать тому, какую цену человек приписывает самому себе. Более того, хотя “это требование не подкреплено объективными факторами, и я даже не смогу убедительно доказать какими-либо доводами его необходимость”, но цель должна быть “явно не по силам”, чтобы она “заведомо превышала возможности и способности человека, за неё берущегося”.

Во-вторых, “достойная цель или полученные результаты обязательно должны казаться еретическими”. Если окружающие не воспринимают цель всей вашей жизни как какую-то ересь, значит, вы что-то делаете неправильно, например, недостаточно опередили своё время. Из этого следует, что в борьбе за её достижение вы не получите большой поддержки со стороны других людей, а потому ваша цель, при всей её революционности и величии, вместе с тем должна быть такой, чтобы достигать её можно было без “сложного дорогого, дефицитного оборудования”, силами “человека или небольшой команды, группы сподвижников”. Однако в этом найдётся и своё преимущество: скорее всего, никакой конкуренции в борьбе за никем не поддерживаемую ересь вы не встретите, и сможете заниматься ей “без спешки, без халтуры”.

При этом лучше будет, если человек к цели приходит не рациональным путём, но благодаря глубокому душевному потрясению. Лучше всего, если такое потрясение случится в 13-16 лет, когда человек максимально свободен от внешних обязательств, и при том ещё восприимчив к “чуду” (например, случайная книга может вызвать очень сильные впечатления и определить дальнейший жизненный путь). “В жизни маленького человека должно произойти нечто, что потрясет его, причем настолько сильно, что зажженный огонь в его сердце не загасят годы будней. В жизни маленького человека должно произойти Чудо. Память об этом событии и есть тот движитель, который устремит к Великой Достойной Цели и сделает ее единственно возможной, единственно приемлемой, и не позволит отступить или сдаться. Столкновение с Чудом - вот орудие воспитания творческих личностей”. Если же человек уже повзрослел и больше не верит в чудеса, его ещё может исправить “Большая Трагедия”.

Складывается впечатление, что для авторов важнее всего не объективная значимость избранной цели, но её субъективное восприятие в качестве великой и принесение личных жертв ради неё. Так, в качестве “типичного примера творческой жизни” ими приводится Уилсон Бентли, который “посвятил жизнь изучению и фотографированию снежинок”. Объективно это явно не самая значимая цель, но для авторов важнее, видимо, то, что сам Бентли решил положить на неё всю жизнь.

Речь в книге идёт не столько о гениальности, сколько о героизме ради самого героизма, ради “ощущения совершённого подвига”. Героизм объявляется “нормальным состоянием человека”, “самым естественным стремлением”. Человеку предлагается искусственно создать для себя “героическую обстановку”: “своим поведением - упорным трудом и еретическими открытиями - Творческая Личность нагнетает вокруг себя ту же героическую обстановку, ту же экстремальную ситуацию ВЫБОРА, которая присутствует на войне. И в этой искусственно созданной ситуации Творческая Личность совершает свой подвиг”. Подвиг человека, который всю жизнь проводит в тяжёлом труде ради цели, которую другие люди считают сомнительной или даже неприемлемой, так что вместо благодарности и поддержки он получает нарастающее противодействие.

Вместе с героизмом книга прославляет и фанатизм, осуждая поиск компромисса: “всегда необходимо помнить о двух крайних случаях, о двух предельных стилях жизни: фанатическом и конформистском. Первый возвышает человека, возвеличивает его, второй - принижает. Возвеличивает потому, что преданность значительной достойной цели позволяет работать на все человечество. А принижает потому, что компромисс - это путь к беспринципности, путь от себя, а не к себе. Компромисс воспитывает конъюнктурщиков, соглашателей. Рабов. А человек рожден быть свободным. Рабское существование противно его естеству”.

По большей части “жизненная стратегия” состоит из описания всевозможных трудностей, которые придётся героически преодолевать, и способов, с помощью которых можно с ними справиться. Высмеивание и издевательское отношение окружающих, навязывание ложных целей, одиночество, противодействие и отречение родных и близких, нехватка денег, необходимость десятилетиями работать “в стол”, неприятности на работе из-за недостаточно ответственного к ней отношения, организованное сопротивление революционным идеям со стороны “старых специалистов”, дискредитация, травля, репрессии, присвоение другими полученных результатов, предательство соратников, извращение идей или их применение в недостойных целях – вот далеко не полный перечень. Упоминается даже такая страшная вещь, как “навязывание использования ЭВМ”, что, по мнению авторов, является “ловушкой для простаков”, ибо движение к цели “заменяется бесконечной вознёй с машиной”, в то время как “Достойная Цель – всегда задача высокого творческого уровня. К решению таких задач ЭВМ просто не имеет никакого отношения”.

Чтобы справиться со всеми этими трудностями, авторы предлагают, в частности, ввести строгий тайм-менеджмент: “человек, поставивший на карту достижения цели свою собственную жизнь, не может позволить себе иметь такую роскошь, как лишнее время”. Также предлагается развивать максимальный аскетизм: предельное сокращение потребностей; отказ от комфорта и выработка способности работать в любых условиях; жизнь на прожиточный минимум и расходование всех средств сверх него на достижение цели; устройство на малооплачиваемую работу (например, сторожем), лишь бы тратить на неё как можно меньше времени. Если у Творческой Личности есть семья и дети, за содержание которых эта личность отвечает, то к подобному аскетизму придётся привыкнуть и им. Забавно, кстати, что при всём радикализме книга почему-то не доходит до старой доброй идеи целибата, причисляя семью к общечеловеческим потребностям, которые необходимо удовлетворять, пусть и таким сомнительным для других членов этой семьи образом.

Значительное место отводится и всевозможным искушениям, угрожающим совратить с пути истинного - “массовая псевдокультура” и потребительство, спорт, модные хобби, внезапно свалившиеся с неба большие деньги, женщины (нетрадиционные искушения не рассматриваются)... Опасно, в том числе, и получение заслуженного признания, если вдруг до этого дойдёт дело; чтобы после этого не перестать быть трагическим героем, превратившись в “большого начальника”, “дельца от науки” или другого одобряемого обществом неприятного персонажа, следует заранее подготовить новую еретическую цель более высокого уровня, которая наверняка вызовет ещё большее противодействие и неприятие. Например, можно вместо научно-технических проблем уже заняться идеями, обещающими облагодетельствовать всё человечество; после этого продолжение героической борьбы до конца жизни будет обеспечено.

В общем, честнее было бы назвать эту книгу не “Как стать гением”, но “Как стать еретиком”. Собственно, именно так, буквально, и называется более ранее изложение этих идей, упоминаемое авторами; они прямо говорят, что для их стратегии “главный герой – преследуемый еретик”.

Можно ли, пользуясь этой стратегией, действительно добиться какого-то объективно значимого результата? Может быть, если человеку повезло с выбранной целью, а также у него есть достаточные способности; в таком случае самоотверженность и напряжение сил принесут свои плоды. Но цена успеха при этом будет весьма велика, ибо стратегия сознательно построена так, что тяжёлая борьба, в идеале, поглощает всю жизнь человека и он никогда не позволяет себе остановиться на достигнутом.

Авторы, однако, утверждают, что “каждый из читающих эту работу способен стать Гением”; с этим уже вряд ли можно согласиться. На мой взгляд, следование их рекомендациям с куда большей вероятностью превратит читателя в непризнанного “гения”, человека, который всю свою жизнь отдаст борьбе за ересь в худшем смысле этого слова, то есть за ложные и бессмысленные идеи. К выбору таких идей легко может привести то самое глубокое душевное потрясение (особенно в подростковом возрасте), которое авторы рекомендуют в качестве лучшего способа целеполагания. После этого, следуя советам этой книги, человек вполне может стать упёртым фанатиком, воспринимающим любые попытки убедить его в ложности выбранного пути как очередные коварные ходы “внешних обстоятельств”, направленные против его великой миссии. В результате он будет почём зря приносить всевозможные жертвы и разрушать свою жизнь (или не только свою), убеждённый при этом в том, что таким образом он становится героем.
Tags: РТД, книги, критика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments